Светлана Панина (svetlana_panina) wrote in odinokiy_nosok,
Светлана Панина
svetlana_panina
odinokiy_nosok

Глава один. История вопроса.

Прежде всего, как специалист-носколог хочу отмести досужие размышления по поводу того, что хроническая непарность передается по наследству. Ни один нотариус в здравом уме не подпишет такого завещания, в котором во владение потомкам передается хроническая непарность! Наследственной может быть предрасположенность к хронической непарности. Особенно высок риск развития хронической непарности у цветных носков. Некоторые коллеги обвинили меня в расизме и перестали здороваться, но от статистики не отмахнешься: цветные носки чаще страдают непарностью, чем их белые собратья.

Первые упоминания о симптомах хронической непарности мы находим в материалах исследователей истории Древней Греции. Известно, что носки из мягкой кожи считались весьма интимной частью женского туалета и публичная демонстрация кожгаланитерейных изделий была пощечиной общественному вкусу. Уже в то дремучее время носки делились на левый и правый, поэтому ситуация, когда женщина засыпала в двух носках, а просыпалась в одном, да еще и на другую ногу, служила распространенным сюжетом древнегреческих комедий. Примечательно, что современные женщины, обнаружившие мужа, спящего в одном носке, не находят в ситуации ничего смешного и весьма холодно интересуются, почему этот носок - женский.

В средние века католическое духовенство расценивало длинные чулки из грубой шерсти дополнительным способом умерщвления плоти, поэтому церковная десятина, взималась с подотчетных вотчин не только деньгами и продукатми питания, но и чулками, связанными безжалостными руками средневековых вязальщиков. Все чулки были грязного цвета и на левую ногу, что являлось источником дополнительных страданий для монахов, но зато гарантированно предохраняло от непарности.

Проблемы начались тогда, когда мода на чулки распространилась среди мирного населения, кторое отказалось рассматривать одинокий левый чулок как символ обета безбрачия и стало допускать вольности в виде цветных и парных изделий. Церковь как могла сопротивлялась опасному поветрию срдеи мирян, по Европе заполыхали костры инквизиции, где парные носки после длительных пыток выкручиванием сжигались на медленном огне. Парные носки обвинялись в недороде, коровьем маcтите и чуме. Инквизиция собственными руками вспахала и унавозила почву для появления первых ростков протестантизма.

Английский протестант Уильям с корейской фамилией Ли первым попытался поставить производство чулок на промышленную основу. Однако старушка англия никогда не любила корейцев, оттого новшество не прижилось и несчастный протестант, помыкавшись по миру, умер, не оставив завещания. Однако именно вязальная машина Уильяма Ли подготовила промышленную революцию в Европе.

Патриархальная тишина восемнадцатого столетья была взорвана шипеньем паровых машин и стуком круговых трикотажных станков. По всему миру появились недорогие и безликие чулки машинной вязки. Это привело к тому, что чулки перестали бережно храниться и передаваться по наследству. Первоначальное накопление капитала в Европе привело к вспышкам эпидемий непарности:еще не доверяя банкам, население упорно держало капиталы в чулках.

Промышленный рост, удешевление производства, сокращение поголовья мериносовых овец и две мировые войны сделали с чулками то, что не удалось в средние века католической церкви: чулки превратились в однозначно темные носки на левую ногу. Однако, бурное развитие феминизма привело к тому, что женщины от синих чулок перешли на мужские носки, привнеся в носочную промышленность хаос и неразбериху. Уже в начале двадцатого века помимо черных и белых мужских носков появились носки серые, в ромбик и мережку. Их все труднее стало отличать от женских. Можно с уверенностью сказать, что сексуальная революция середины двадцатого века не была спонтанным явлением, а исподволь готовилась тайной сектой единоносочников во главе с членом носсонской ложи - дедушкой i_crust.

"I crust!" - "Я охочусь на оленей по насту" - таким был лозунг первых американских единоносочников. Этот лозунг был подхвачен на всех континентах, где водились олени. "Олени" - именно так называли себя адепты теории, что непарность носков - не болезнь, а средство самовыражения. Регулярно, несмотря на протесты общественности и осуждение основными религиознми концессиями, по всему миру проходят парады "оленей". Конфронтация между единоносочниками и оленями пока имеет достаточно мирную форму, ограничиваясь публикацией компромата на партийных лидеров. Как долго стагнация конфликта будет удерживаться здравым смыслом рядовых членов партий - покажет время. А мы продолжим изучение проблемы непарности носков в следующей главе под названием:

"Гипотеза психогенной природы хронической непарности"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments